Молодежь и Чистый Интернет

Пропаганда алкоголизма и наркомании, терроризм и экстремизм, детская порнография, мошенничество, насилие - мы против этого в Интернете и в жизни!

TruNet

Независимый Сайт Молодежного объединения студентов и молодых ученых России и Ближнего Зарубежья.
Единая Родина, Молодость, Патриотизм, Духовность, Любовь, Семья, Образование, Наука, Культура, Прогресс, Единство наших народов - будущее нашего Величия.
Мы за ВЕЛИКУЮ РОССИЮ!
Все авторские права защищены

«НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ ПРОТИВ ИДЕОЛОГИИ ЭКСТРЕМИЗМА, НАЦИОНАЛИЗМА, РЕЛИГИОЗНОГО РАДИКАЛИЗМА»

Защитникам отечества посвящается

Регистрация / Вход

СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ НОРМАТИВНОГО ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВОПРОСОВ ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ ЭКСТРЕМИЗМУ И ТЕРРОРИЗМУ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

E-mail Печать PDF

В современном мире экстремизм принял глобальные масштабы, вследствие чего мировым сообществом была выделена группа общественно-опасных деяний экстремистской направленности. На международном уровне осуществляется сотрудничество стран для эффективной профилактики и борьбы с данными явлениями. В рамках такой работы создаются и ратифицируются международные нормативные акты для создания правового поля этой борьбы. Важной задачей таких документов является закрепление необходимых юридических дефиниций для четкого и конкретного определения границ таких общественно-опасных явлений как радикализм, сепаратизм, экстремизм, терроризм и т.д. Но при их изучении можно заметить, что единого определения исследуемых понятий в рамках международного права не выработано.

(Часть 1)

Что касается нашего государства, то в настоящее время в России проблемы насильственного воздействия на государственную власть посредством террористических актов для достижения противозаконных и аморальных целей стали весьма актуальными. В такой ситуации необходимо активизировать все возможные правовые механизмы государства для эффективной борьбы с подобными явлениями, которые могут угрожать единству страны, существующему государственному строю, мирному сосуществованию разных социальных групп и общностей в Российской Федерации. Одним из основных и первостепенных мероприятий в данной сфере должно быть создание и тщательная проработка законодательства в данной области.
При исследовании нормативно-правовых актов РФ о противодействии экстремизму и экстремистской деятельности стало очевидным, что в нем отсутствуют четкие определения для данных явлений, вместо чего приведен перечень конкретных деяний данной направленности. Следствием такой недоработки становится отсутствие конкретных критериев квалификации преступлений как «экстремистских». Это приводит к возникновению сложностей в ходе следствия и судебных разбирательств по делам, относящимся в данной категории. Проведем эксперт-анализ законодательства Российской Федерации в области противодействия экстремизму и его проявлений, выявление пробелов в сфере законодательного регулирования в данной сфере, предложение возможных вариантов его совершенствования с использованием международных нормативно-правовых актов. Государственно-правовой механизм в области противодействия экстремизму в Российской Федерации обладает достаточно существенным перечнем правовых норм, которые позволяют успешно осуществлять борьбу с экстремизмом, но все-таки данный механизм является несовершенным и нуждается в доработке. Систему государственно-правового механизма в сфере противодействия экстремизму в Российской Федерации определяют Конституция Российской Федерации, Федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении», Федеральные законы «О противодействии терроризму», «О противодействии экстремистской деятельности», Уголовный кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, а также ряд других нормативных актов. В этих законодательных актах зафиксирован большой потенциал правовых мер по противодействию экстремизму, однако из-за существующих «пробелов» он не применяется в полной мере, и вследствие чего деятельность правоприменительных органов не настолько эффективна, насколько могла бы быть при условии более конкретного и продуманного законодательства.
Стратегия национальной безопасности Российской Федерации выделяет одним из основных направлений государственной политики в области национальной безопасности именно совершенствование нормативно-правового механизма предупреждения и борьбы с экстремизмом и терроризмом. Рассмотрим пробелы в законодательстве о противодействии экстремистской деятельности, которые были выявлены нами в ходе исследования.
Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности». При изучении этого акта становится очевидным, что в нем отсутствуют определения понятиям «экстремизм» и «экстремистская деятельность». При этом данные термины приравниваются друг к другу, что с лексической точки зрения не верно, потому что «экстремизм» является «приверженностью к крайним взглядам и мерам», тогда как «экстремистская деятельность» выступает как проявление данной приверженности, то есть выражается в конкретных действиях. Помимо данной неточности, исследуемый Федеральный закон дает в качестве определения «экстремизма» и «экстремистской деятельности» перечень конкретных противоправных деяний, что способствует неоднозначности толкования. Логичнее и намного эффективнее было бы дать конкретные определения данным явлениям, в которых были бы закреплены их основополагающие принципы и признаки, что значительно облегчило бы работу следствия в ходе оценки тех или иных деяний как несущих или не несущих экстремистский характер. Также стоит сказать, что в Законе не происходит деления экстремизма на подвиды. Так, например, было бы уместным внести такие конкретные дефиниции как «политический экстремизм», «религиозный экстремизм», «экстремизм на почве расовой нетерпимости» и т.д. Это значительно упростило бы квалификацию преступлений и назначение меры наказания. Подводя общий итог по данному нормативному акту нужно отметить, что из-за вышеназванных неточностей и «пробелов» у правоприменительных органов возникают серьезные трудности с определением границ экстремистского характера противоправного деяния, что создает последующие трудности в ходе следствия и судебного разбирательства.

В качестве примера следует привести ситуацию, когда лицо, находясь в состоянии алкогольного опьянения, начало оскорблять лиц других национальностей и вероисповеданий, призывая к их выселению с территории Российской Федерации. Несет ли данное деяние экстремистский характер? К числу каких правонарушений его стоит отнести: к нарушению общественного порядка, наказание за которое предусмотрено в КоАП РФ, или к деянию экстремистского характера, наказание за которое прописано в УК РФ? Вполне очевидным кажется, что его нельзя квалифицировать как проявление экстремизма. Однако законом четко не определены границы в данной сфере.

Федеральный закон «О противодействии терроризму». В данном законе уже меньше пробелов в понятийном аппарате – в ст.3 присутствуют определения понятий «терроризм», «террористическая деятельность», «террористический акт» и т.д. Однако стоит отметить, что приведенные определения никоим образом не указывают на взаимосвязь терроризма и экстремизма, хотя ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» в приведенном в п.1 ст.1 перечне деяний, относящихся к проявлениям экстремизма, указывает публичное оправдание терроризма и иную террористическую деятельность. Следовательно, террористическая деятельность должна рассматриваться как часть экстремисткой деятельности. Так же стоит отметить, что ФЗ «О противодействии терроризму» в п.1 ст.3 дает определение «терроризма» только с политической точки зрения, вследствие чего он выступает только как «идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий». Таким образом, приведенное в нормативном акте определение не указывает на цели такого воздействия, а ведь они не всегда носят исключительно политический характер (насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и т.д.). В настоящее время наиболее распространенным считается терроризм, основанный на религиозной нетерпимости, как правило, исламистский.
Уголовный кодекс Российской Федерации. Российское уголовное законодательство рассматривает эти две группы преступлений как самостоятельные: экстремистские преступления отнесены к посягательствам на основы конституционного строя и безопасности государства, а преступления террористического характера – к посягательствам на общественную безопасность.

Уголовно-правовой механизм противодействия экстремистской деятельности образуют следующие статьи УК РФ:

1) статьи 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), 280.1 (публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации), 282 (возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства), 282.1 (организация экстремистского сообщества), 282.2 (организация деятельности экстремистской организации) и 282.3 (финансирование экстремистской деятельности), в которых формулируются составы собственно экстремистских преступлений;                                                                                                                                            

2) примечания к статьям 282.1, 282.2 и 282.3 УК РФ, формулирующие основания освобождения от уголовной ответственности участников экстремистской организации и представляющие действенный стимул к отказу от продолжения экстремистской деятельности;

3) п. «л» ч. 2 ст. 105, п. «е» ч. 2 ст. 111, п. «е» ч. 2 ст. 112, п. «б» ч. 2 ст. 115, п. «б» ч. 2 ст. 116, п. «з» ч. 2 ст. 117, ч. 2 ст. 119, ч. 4 ст. 150, п. «б» ч. 1 ст. 213, ч. 2 ст. 214, п. «б» ч. 2 ст. 244 УК РФ, в которых описаны преступления (преимущественно против личности), в состав которых включены экстремистские мотивы в качестве квалифицирующего признака;                                                                      

4) п. «е» ч. 1 ст. 63, придающий экстремистским мотивам значение обстоятельства, отягчающего наказание при совершении любого преступления (разумеется, если эти мотивы в принципе возможны при совершении данного преступления).

Таким образом, уголовно-правовой механизм противодействия экстремистской деятельности включает нормы о преступлениях собственно экстремистского характера (включая стимулирующие нормы), а также нормы о самых различных преступлениях, совершаемых по экстремистским мотивам К уголовно-правовым средствам борьбы с терроризмом закон отнес нормы, закрепленные в ст. 205, 206, 208, 211, 277 и 360 УК РФ. Затем этот перечень был дополнен ст. 278 и 279 УК РФ (Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 253-ФЗ), 220 и 221 УК РФ (Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 197-ФЗ). Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 130-ФЗ дополнил УК РФ ст. 205.1.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5 и включил их в число «антитеррористических» норм. И, наконец, Федеральным законом от 6 июля 2016 г. Уголовный кодекс был дополнен ст. 361 (акт международного терроризма), которая тоже была включена в систему «антитеррористических» норм.

В ходе изучения указанных статей, можно сделать вывод о том, в них закреплены все деяния, отнесенные к экстремистской деятельности п.1 ст.1 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Однако в статьях УК РФ отсутствуют отсылки к ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», вследствие чего пропадает взаимосвязь нормативных актов одной сферы регулирования.

Подводя итог проведенному анализу российского законодательства в сфере противодействия экстремизму и терроризму, мы пришли к следующим выводам:
1. ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» требует существенной доработки в области понятийного аппарата, разграничения понятий «экстремизм» и «экстремистская деятельность», а также более детального разделения экстремизма на подвиды в зависимости от его целей.

2. Содержащееся в ФЗ «О противодействии терроризму» определение «терроризма» является неточным и неполным, поэтому требует корректировки; также в данном правовом акте необходимо сделать отсылку к ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», т.к. в последнем указывается на взаимосвязь этих явлений. Аналогичная проблема встречается и в Уголовном кодексе РФ, т.к. он закрепляет преступления экстремистского и террористического характеров, но не проводит необходимой взаимосвязи с профильным законодательством в данной сфере.

Елена Миняева, студентка МГПИ им. М. Е. Евсевьева

(печатается с сокращением, продолжение следует)

.

Комментарии (4)Add Comment
0
В Депутаты и СРОЧНО!!!
Автор: Артем, Нижневартовск , 05 Апрель, 2019
Вот она, российская "глубинка"! Вот, где "кладезь мысли"!
Всех депутатиков в отставку, А ЕЛЕНУ - вместо Володина! Может быть тогда законодательство России будет адекватным внешним и ВНУТРЕННИМ угрозам!!!!
Пожаловаться
Голос -
Голос +
Голоса: +6
0
Действительно парадокс
Автор: АЛЕКСАНДР РЮМИН. АДВОКАТ. АЛТАЙСКИЙ КРАЙ , 16 Февраль, 2019
Согласен!
Это действительно ПАРАДОКС!
Почти 30 лет Парламенту страны, а правовые вопросы в ОПРЕДЕЛЕНИИ СУЩНОСТИ экстремизма и терроризма до сих по не согласованы на правовом уровне!!!!
Чем занимаются наши законодатели? Может быть, действительно важно дать определение "СОБИРАНИЮ ХВОРОСТА или ЛОВЛИ РЫБЫ НА ВОДОЕМАХ" важнее чем определение ТЕРРОРИЗМА и ЭКСТРЕМИЗМА? Скорее всего их головы (если они есть или выполняют функции присущие мозгу) заняты другими проблемами, не будем акцентировать внимание на меркантильных или бизнес-интересах, но ПАРАДОКС ОЧЕВИДЕН.
Преклоняюсь перед автором! Молодец!!!!!!!
Пожаловаться
Голос -
Голос +
Голоса: +24
0
Действительно парадокс
Автор: Андрей Субботин, Бедгород , 04 Февраль, 2019
Я удивляюсь. "Простая студентка, спортсменка, комсомолка...." и т.д. увидела простые вещи - несоответствие законодательства РФ по двум простым категориям преступности (терроризм и экстремизм), которые, к стати, в России не искоренены,а господа "народные избранники" столько лет не смогли увидеть разногласия, казалось бы очевидные, между прочим "служат они народу не бесплатно".
Я представляю, что "накопает" студентка, если Елене платить такую стипендию как зарплата у депутатов.
Пожаловаться
Голос -
Голос +
Голоса: +48
0
Где ПАРАДОКС, а где МЫ.
Автор: Александр (древнее имя), студент юрфака МГУ, Москва , 31 Январь, 2019
Татьяна, с тобой согласен!
Выводы Елены о противоречии (подчеркиваю) Законов РФ "суровой российской действительности" - очевидны!
Кроме как "лазеек" для адвокатов Законы РФ "большой пользы не приносят".
Необходим "мозговой штурм" всех законов, принятых за последние 30 лет, после "революции 91 г.". А к ревизии надо привлекать именно таких как Елена.
Но, КОМУ ЭТО НУЖНО?
Дальше свою мысль развивать не буду, хочу закончить МГУ и получить диплом!
Пожаловаться
Голос -
Голос +
Голоса: +62

Написать комментарий
меньше | больше

busy
 
Ты здесь: Главная