Молодежь и Чистый Интернет

Пропаганда алкоголизма и наркомании, терроризм и экстремизм, детская порнография, мошенничество, насилие - мы против этого в Интернете и в жизни!

Опрос: Экстремизм

По Вашему мнению, основными причинами того, что отдельные люди становятся экстремистами, являются:
 

КОСОВСКИЙ КРИЗИС: ИСТОКИ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОГО СЕПАРАТИЗМА И ПРОБЛЕМЫ УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА

Печать

Развитие современного мира отчетливо определяется двумя тенденциями, содержательно прямо противоположными друг другу. С одной стороны, продолжаются глобализационные процессы, характеризующиеся экономической, политической, культурной и религиозной интеграцией, формированием, наряду с индивидуальной, коллективной идентичности. В то же время, интенсивному взаимодействию народов и культур противостоит бурный рост регионального национализма, превратившегося в одну из самых влиятельных идеологий. В ряде стран, вне зависимости от их международно-правового статуса, степени развитости политических систем и экономического потенциала, активизируются движения национальных меньшинств, протестующие против «дискриминации» и стремящиеся к политическому и культурному самоутверждению.

 

Не ограничиваясь часто имеющимися правами автономии, эти движения все чаще выдвигают радикальные требования суверенитета и независимости, направленные против государственной власти страны проживания. Порой такая сепаратистская разновидность национализма принимает форму вооруженной террористической борьбы. Ярким примером проявления этнополитического сепаратизма, сопровождающегося жестким межнациональным противостоянием и вооруженными действиями, в котором тесно переплетаются религиозная и этническая экстремистские компоненты, является конфликт в Косово. Сербско-албанское противостояние в регионе достигло крайней степени напряженности еще и потому, что национальное самосознание косовских албанцев (косоваров) всегда было предельно обострено в силу наличия определенных политических традиций.

Возможность активизации и радикализации этносепаратистских движений в нашей стране в настоящее время не рассматривается экспертным сообществом как первоочередная угроза. Однако, потенциально она существует и обусловлена, главным образом, сложностями экономического развития, низким уровнем эффективности государственного управления в социально-политической сфере, а также неурегулированностью отношений между федеральным центром и регионами, чрезмерной централизацией.  Все это предопределяет необходимость всестороннего и глубокого изучения условий возникновения и закономерностей развития европейского радикального этносепаратизма последних десятилетий ХХ – начала XXI вв.  В данной связи, анализ т.н. «Косовской проблемы» как исторического прецедента, детерминирующего определенные аналогии с российской ситуацией, представляет, на наш взгляд, несомненный интерес.

Истоки и сущность Косовской проблемы. Этапы кризиса в Косово.

Согласно классическому определению, этнический национализм – это политическое движение, подчеркивающее особый статус этнических групп и выступающее за право каждой такой группы на самоопределение, а также идеология, обосновывающая эти притязания. Требования самоопределения могут иметь различный характер: учреждение административной автономии, установление федеративного политического устройства, создание независимого государства.

Этнонационализм как идеология довольно часто провоцирует конфликт между этническими группами, в который вовлекается государство. В этом конфликте одна из этногрупп, руководствуясь националистическими идеями, требует своего политического признания в одном из двух видов:

– политическая автономия или, что чаще, политическая независимость этногруппы в виде национального государства;

– политическое преобладание этногруппы относительно иноэтнического населения страны.

В обоих случаях конфликт происходит по этнической линии, но довольно часто в нем имеется и конфессиональная подоплека. Более того, конфессиональная принадлежность иногда тесно соотносится с этнической идентичностью, как было в Югославии во второй половине ХХ в. Требования признания этногруппы в формах автономии или выхода из юрисдикции более крупного государства, прямо свидетельствуют о сепаратистских устремлениях. Сепаратизм, в его расширительном толковании, собственно и означает обособление (сецессию) и (или) отделение от кого-либо или чего-либо. В качестве правового обоснования своей политической программы сепаратисты используют принцип самоопределения в его ложной трактовке: каждая этническая общность должна иметь собственную государственно оформленную территорию.

Последний по времени «взлет» этносепаратизма в Европе начался в 2010-е гг., когда на континентальной политической карте стали возникать «самопровозглашенные», непризнанные и частично признанные государства, которые частью международного сообщества обозначаются как «квазигосударства». В этот же период отмечаются попытки легитимации претензий на собственную государственность через проведение референдумов. Так, в частности, было в Косово в 2008 г. Содержанием «косовского вопроса» изначально являлись противоречия между титульной сербской нацией, вернее, ее представителями в структурах государственной власти Югославского федеративного государства и албанцами – этническим меньшинством, проживавшим в автономной области, а позднее крае Косово. Сербско-албанское противостояние в регионе достигло крайней степени напряженности еще и потому, что национальное самосознание косоваров всегда было предельно обострено в силу наличия определенных политических традиций.

Албанский национализм имеет глубокие исторические корни. Он во многом порожден межэтническими противоречиями, которые веками существовали на территории бывшей Югославии. Но в особенной степени радикализации националистических настроений способствовали усиливавшиеся межконфессиональные раздоры, а также внутриполитические и внешнеполитические факторы. Еще в социалистический период Косово – территория компактного проживания албанской диаспоры – являлась одним из центров внутриполитической нестабильности Югославии. На положение проживавшего здесь албанского населения сильное влияние оказывал факт разрыва отношений соседней Албании и СССР в 1948 году. Косово превратилось в арену пропагандистской войны, в итоге которой союзное югославское руководство сознательно сдерживало культурное развитие албанцев, ущемляло их национальные права. Массовые выступления косоваров в 1968 г. стали ответом на действия правительства. После них были намечены и реализованы меры по экономическому развитию региона, изменилась кадровая политика, в 904 начальных и 69 средних школах обучение велось на албанском языке, также открылся один из самых крупных на Балканах университет в городе Приштина. Югославская конституция 1974 года наделила Косово правами, практически уравнивавшими область с другими союзными республиками. Косовский край имел прямое представительство в федеральных органах государственной власти, а при принятии важнейших решений республике Сербии требовалось согласие автономий, в том числе Косово.

Однако в условиях усиливавшегося кризиса югославской государственности в 1980-х гг., экономического застоя в стране и роста безработицы, складывания местных партократических элит националистические настроения вновь получили широкое распространение. Наиболее радикальное крыло албанских националистов сформулировало как цель своей деятельности создание «этнически чистого Косово» путем вытеснения проживавших здесь сербов и черногорцев, вплоть до «чисток». Конечной же своей целью национал-радикалы провозгласили создание национального государства на Балканах – так называемой «великой Албании».

Сепаратистская деятельность радикально настроенной части албанских националистических группировок в Косово активно развернулась после Второй мировой войны и продолжалась вплоть до конца 90-х гг. ХХ столетия. Менялись средства и тактические приемы, но стратегическая цель объединения всех территорий с большинством албанского населения оставалась неизменной, независимо ни от упрочения административного статуса края, ни от направляемых на его развитие федеральных инвестиций, ни от эволюции государственной национальной политики. С содержательной точки зрения можно выделить несколько этапов деятельности албанских сепаратистов: националистическая пропаганда в 1950-х гг., демонстрации и провокации – в 1960-х, подготовка вооруженного сопротивления – в 1970 – 1980-х гг., война за независимость – в 1990-х гг.  Подпольные организации в автономном крае поддерживались албанскими структурами из-за рубежа, такими как «Союз косоваров» (с центром в Италии, позже в Турции), «Третья Призренская лига» (с центром в Нью-Йорке).

Рубежными для эволюции албанского национализма стали события марта-апреля 1981 г. в Косово, когда в ходе демонстраций и других форм массовых выступлений впервые выдвигается публично лозунг «Косово – республика» (согласно югославской конституции 1974 г. изменение статуса предоставляло бы возможность реального выхода из федерации). Итогом столкновений демонстрантов с силами правопорядка стали жертвы с обеих сторон, введение военного положения и волна репрессий. В последующее десятилетие косовский национализм приобрел ярко выраженную конфессиональную окраску: албанцы все чаще идентифицировали себя как представителей т. н. «мусульманской народности».

И наконец, выход албанских националистов на политическую авансцену произошел в середине 1990-х гг., когда в Косово переместился эпицентр Югославского кризиса. Тогдашний политический лидер косовских албанцев Ибрагим Ругова и возглавлявшийся им Демократический союз Косова многое сделали в этот период для своей консолидации, а также привлечения внимания Запада к проблемам края. Ругова просил разместить в регионе военные силы ООН и НАТО, ввести «гражданский протекторат» над Косово.

Параллельно с политической консолидацией шел процесс организационного оформления экстремистского течения, действовавшего террористическими методами. Главным инструментом для реализации албанских сепаратистских устремлений на территории Косово и Метохии послужили полувоенные формирования карательно-диверсионного характера, главным из которых была «Армия освобождения Косово» (АОК). Цели ОАК заключались в том, чтобы создать и расширить «свободную территорию», где не действует сербская власть, добиться признания своей борьбы как национально-освободительной и, заручившись поддержкой международных организаций, отделиться от Югославии. Затем начиналась реализация плана объединения трех территорий Косова, Черногории, Македонии и Санджака, на которых проживает большинство албанцев.

Спецификой деятельности АОК являлось сращение террористической и криминальной активности. Главари АОК одновременно являлись лидерами криминальных группировок, «ответственных» за определенные зоны на территории Косово, действующих по сей день и поддерживающих экстремально высокий уровень деструктивного потенциала не только в балканском, но и европейском регионе.  Во многом именно с косовские ОПГ (т. н. «косовско-албанская (шиптарская) мафия») обеспечивают международный наркотрафик и транспортировку вооружений. Средства криминальных группировок от торговли наркотиками, оружием и людьми являлись самым надежным способом финансирования АОК и албанского сепаратизма.

Албанцев-радикалов в качестве проводников своих интересов использовал блок НАТО, негласно поддержав действия боевиков в конце 1990-х гг. ОАК за два года (1996 – 1998 гг.) смогла пополнить свои ряды новыми бойцами, получить необходимое вооружение из Албании, где в ходе беспорядков в 1997 г. были разграблены армейские склады, а также наладить получение финансовой помощи из-за рубежа. Несмотря на то, что даже в США в начальный период существования ОАК признавалась террористической организацией, потоки ее финансирования не были перекрыты. Уже осенью 1998 г. среди косовского руководства стал заметен раскол, и обозначилась тенденция усиления жесткой линии, готовность к военным действиям. Боевики же ОАК в течение года спровоцировали целый ряд военных столкновений с сербской полицией, взрывы в македонских городах Гостивар, Куманово и Прилеп. Среди использовавшихся ими методов – убийство и выселение сербов, блокада сербских сел, угроза убийства не желающих воевать албанцев и т.д. Ответные меры полиции были суровыми и вызвали новую волну сопротивления.

Мировое сообщество активно включилось в процесс урегулирования косовской проблемы в 1997 г. через ООН, ОБСЕ, НАТО, руководства отдельных стран.  В сентябре Совет безопасности ООН принял резолюцию 1199, обязывающую сербов прекратить огонь и начать мирные переговоры с албанской стороной. В ответ правительство и Скупщина Сербии приняли документ о ситуации в Косове, в котором было выражено желание сотрудничать с международными организациями и с албанской делегацией, предлагался ряд мер по решению по решению проблемы политическими средствами в рамках границ СРЮ. В крае шли боевые действия, а НАТО грозило Югославии воздушными ударами, если полицейские силы и военные продолжат свои операции. Представители НАТО заявили, что альянс готов нанести бомбовые удары без одобрения Совета безопасности. В конечном итоге, обвинив сербского лидера Слободана Милошевича в срыве переговоров по косовской ситуации, страны-члены НАТО реализовали свою угрозу и осуществили «акцию возмездия» весной 1999 года. За 78 дней массированных воздушных бомбардировок Сербии, начиная с 24 марта 1999 г., погибло более 2 тысяч человек, было полностью или частично разрушено 995 военных и гражданских объектов. Бомбовые атаки спровоцировали лавинообразный поток беженцев из Косова, в основном этнических сербов.

10 июня 1999 г. совет Безопасности ООН принял знаменитую Резолюцию 1244, в которой требовалось, чтобы «Союзная республика Югославия немедленно прекратила …насилие и репрессии в Косово и начала и завершила поддающийся контролю поэтапный вывод из Косова военных, полицейских и военизированных сил согласно ускоренному графику, с которым будет синхронизировано развертывание международного присутствия». В отношении статуса Косова на момент обсуждения условий соглашения между конфликтующими сторонами существовало общее мнение: Косово не является независимым государственным образованием. Однако США настаивали на следующей формулировке: Косово – часть Югославии, а не часть Сербии. Принятие проамериканской позиции и включение в Резолюцию именно такой формулировки после распада СРЮ стало использоваться сторонниками независимости Косова как дополнительный аргумент в пользу создания им самостоятельного государства.

В целом, аналитиками отмечаются положительные стороны Резолюции: подтверждение целостности и суверенитета СРЮ, автономии Косова, демилитаризация ОАК и др. Отмечаются также и недостатки Резолюции, но основной акцент делается на том, что положения Резолюции, которые отвечают интересам сербской стороны, так и не были выполнены [1, с. 32]. Таким образом, политические лидеры албанского националистического движения сумели добиться отделения края и обретения в дальнейшем фактической независимости албанского государства.

Современное состояние и перспективы окончательного решения Косовской проблемы.

17 февраля 2007 года в одностороннем порядке при поддержке НАТО Косово было провозглашено самостоятельной республикой. К 2017 году независимость Косова от Сербии была признана 115 странами, что обеспечило ему статус частично признанного государства. Однако в дальнейшем 17 стран отозвали признание, поэтому на данный момент независимой Республику Косово считают 98 государств. Но в абсолютной степени цель, выдвинутая косовскими политическими лидерами, не достигнута: ряд влиятельных стран по-прежнему считают Косово частью Сербии, и к таковым относятся, в частности, Россия, Китай, Индия, Испания. Говоря о позиции США, стоит указать, что в Косово находится американская военная база Bondsteel, являющаяся крупнейшим американским военным объектом на Балканах. Этот фактор имеет большое значение в контексте проецирования американских интересов в регионе. Все вышеперечисленное свидетельствует о том, что в международном сообществе нет единой точки зрения относительно легитимности существования Косово как самостоятельного международно-правового субъекта.

Естественно, серьезные возражения по поводу косовской независимости имеет Сербия. Однако существующие реалии заключаются в том, что после натовских бомбардировок 1999 г. Сербия де-факто не контролирует территорию Косово. Тем не менее, в 2013 г. сербское руководство пошло на заключение т. н. Брюссельского соглашения с властями Косово, направленного на нормализацию отношений между сторонами. Это соглашение означает, что на практике легитимность Косово уже признана, хотя в конституции Сербии по-прежнему содержится положение, определяющие статус Косово и Метохии как автономных краев, а значит – неотъемлемой части Сербии.  Причина такой крайне противоречивой позиции кроется в том, что последние 10 лет в Сербии власть находится в руках сторонников интеграции, которые стремятся обеспечить Сербии вхождение в Европейский союз. Важнейшим же условием Евросоюза для принятия Сербии в свои ряды является признание Сербией Косова и нормализация отношений между сторонами. Поэтому, несмотря на то, что Брюссельское соглашение не только не несет особой практической выгоды Сербии, но и откровенно раздражает большинство сербов, власти государства пошли на такой неоднозначный шаг. Но одновременно лидеры страны пытаются реализовывать многовекторную политику, решая три взаимоисключающие задачи: потенциальное вступление в ЕС, сохранение нейтрального статуса и стратегическое партнерство с Россией. Такая внешнеполитическая «эквилибристика», в случае неудачи, чревата в перспективе серьезными экономическими и политическими осложнениями, но власти вынуждены так действовать.

В контексте косовского кризиса нужно иметь в виду один фундаментальный момент – Северное Косово –  наличие фактически сербского анклава на территории нынешнего косовского «государства». Территория Северного Косова имеет общую границу с Сербией, абсолютное большинство жителей этих общин (более 95%) – это сербы, которые не признают власти Приштины и не подчиняются законодательству Косова. Так, в 2012 г. был проведен референдум среди сербов Северного Косово, касающийся признания государства Косово. Абсолютное большинство сербов (более 99%) проголосовало отрицательно. Всего, по данным ОБСЕ, в нескольких общинах Северного Косова проживают 70 тыс. сербов. И именно Северное Косово в настоящий момент является главным предметом раздора в конфликте албанцев и сербов. В свою очередь, власти Косова избрали однозначно прозападный вектор внешней политики, характеризующийся углублением сотрудничества с ЕС и США, а также, разумеется, тесным взаимодействием с Албанией. Что и неудивительно: без поддержки Запада не было бы никакой Республики Косово, которая, по своей сути, является вторым албанским государством.

В крае сохраняется международное военное присутствие. На сегодняшний день в непризнанной республике сложилась очень непростая экономическая, политическая и социальная ситуация. Стагнирует экономика, огромен внешний долг Косово, составляющий 35% от уровня ВВП региона, отмечен неестественно высокий уровень официальной безработицы (более 50%). Молодежь, не имея возможности получить образование и доход, в основной своей массе отправляется на заработки в европейские страны, пополняя ряды неквалифицированной дешёвой рабочей силы. Дискриминируется сербская община, что вынуждает сербов покинуть свою историческую родину. Очевидно, что пассивная позиция нынешних властей Сербии в защите прав сербского меньшинства Косово поощряет произвол со стороны Приштины и оставляет потенциальную возможность для нового витка конфликта между сербами и албанцами.

Разрешение косовского кризиса путем агрессии НАТО против Югославии под предлогом «гуманитарных соображений» или же «мер по принуждению к миру», дало свои весьма специфические плоды. Закрывая глаза на темное прошлое албанских сепаратистов, сменивших боевой камуфляж на строгие костюмы и занявших ключевые государственные посты в самопровозглашенной республике Косово, западные политические деятели столкнулись с новыми проблемами и вызовами. Во-первых, не все страны признали независимость Косово, и статус частично признанного государства создал определенные «лакуны» в международном праве, например, неурегулированность вопроса о границах ответственности новоиспеченного субъекта на мировом пространстве. Еще одной проблемой стал поток легальных, полулегальных и нелегальных мигрантов – албанцев, устремившихся в Евросоюз в поисках работы и лучшей жизни.

Внутриполитическая ситуация в самом Косово осложняется явным и неявным противостоянием косоваров с населением сербских анклавов в северной части страны. Официальные косовские власти своими действиями фактически выдавливают сербов с мест их исконного проживания. Все обращения о дискриминации в отношении сербского этнического меньшинства не замечаются ни международными структурами и их экспертами, ни находящимися здесь миротворческими силами.

И наконец, прямым следствием косовского конфликта стал очевидный рост влияния и укрепление экономических позиций албанских преступных картелей, деятельность которых приобрела международный размах. В феврале 2019 года британская газета «Дейли мирор» привела сведения о том, что том, что косовско-албанская (шиптарская) мафия взяла под свой полный контроль рынок кокаина в Великобритании. «Успеху» албанской наркомафии в первую очередь способствовала миграция албанцев в 1990–2000-е гг., которые усилили существующие к тому времени албанские ОПГ в Туманном Альбионе, отбросили посредников и установили прямую связь с колумбийскими наркокартелями.

Таким образом, выгодополучателями от косовской независимости стали не албанцы, а криминал, исламизм и терроризм. Для США, Евросоюза, а также для Российской Федерации деятельность албанских наркокриминальных групп являет собой угрозу, подрывающую основы национальной безопасности. Но тем не менее, западный мир продолжает продвигать идею достижения полного суверенитета Косово, поскольку здесь расположена крупнейшая на Балканах американская военная база и контингент сил НАТО.

Косовская проблема уже более 20 лет является одним из главных факторов нестабильности на Балканах. Снятие вопроса Косова с повестки дня улучшит политический климат в регионе. Насущная потребность в мирном соглашении безусловно присутствует, но намного важнее то, на каких условиях оно будет заключено. Должны быть найдены приемлемые компромиссы, которые будут в равной степени отвечать интересам всех ключевых действующих лиц: косовских сербов, косовских албанцев, Сербии, Албании. Только в таком случае албанский этнополитический сепаратизм станет историческим прошлым.

Савостькин А. А., студент МГПУ им. М.Е. Евсевьева, Саранск

Комментарии (1)Add Comment
0
"...выгодополучателями стали не албанцы, а криминал, исламизм и терроризм..."
Автор: Максим, студент, Москва , 19 Декабрь, 2021
Дайте почитать ссыкурову, что бы не боялся чеченского следа!
Пожаловаться
Голос -
Голос +
Голоса: +111

Написать комментарий
меньше | больше

busy
Обновлено ( 09.12.2021 23:23 )  
Ты здесь: Главная Проблемы сегодня Экстремизм КОСОВСКИЙ КРИЗИС: ИСТОКИ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОГО СЕПАРАТИЗМА И ПРОБЛЕМЫ УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА