«ВЯТИЧИ». СПЕЦНАЗ В ЛИЦАХ. (продолжение следует)

Печать

У подполковника Урлапова ни с того с сего стало «садиться» зрение. Когда Павел Владимирович обратился к докторам, они немало удивились: такого случая в их практике ещё не было. Виной недуга оказался осколок размером со спичечную головку, застрявший  между глазницей и носовой перегородкой.

С этим осколком спецназовец жил несколько лет,  и не замечал – некогда было: война, командировки, служба… Он прошёл с отрядом все «горячие» точки, дважды был награждён орденом Мужества, уволился год назад с должности заместителя командира по спецподготовке, решил: «Пора на покой. И прочь все мысли о войне…» Но старые раны напомнили о себе и взбудоражили прошлое…

 

*   *   *
- Товарищ боец, копай окоп! Нечего от работы отлынивать, а то лопаткой по заднице надаю, - за пулемётчиком Курманалиевым командир группы капитан Урлапов присматривал особо.  В ночь с 9-го на 10-е сентября спецназовцы заняли высоту в районе населённого пункта Новолакское. Теперь нужно было хорошенько окопаться. Рядовой Курманалиев вяло махал сапёрной лопаткой и как только,  командир отходил в сторону,  прекращал работу и на несколько минут погружался в сладкий солдатский сон.

Урлапов  находился на самой дальней позиции группы, когда услышал  душераздирающий крик и пулемётную очередь – взял тройку бойцов и рванул к окопу бедового пулемётчика. Курманалиев со смешанным чувством страха и восторга вытирал лицо запылённым рукавом.
- Командир, я уже почти заснул, как вдруг слышу, будто кто на ухо шепчет: «Хамид, подними голову!» Глаза открываю, а на меня пять «духов» ползут. Я за пулемёт. Всех срезал…»

Новолак был первым серьёзным испытанием отряда. Сюда, в Дагестан, спецназовцы вошли сразу после командировки в населённый пункт Южанин, где проходило боевое слаживание вновь образованной части. За одни сутки 10 сентября 2010 года, удерживая высоту 715,3, отряд потерял тридцать четыре бойца убитыми. Семьдесят восемь военнослужащих получили  ранения.

В музее отряда начало боевого пути части обозначено биографиями троих Героев России, удостоенных этого звания посмертно за мужество, проявленное в бою за Новолакское.

Старший лейтенант Сергей Богданченко вызвал огонь на себя, прорываясь из окружения. Отстреливался из автомата и подствольного гранатомёта, не выпускал из рук оружие даже после сквозного ранения левого предплечья…   Из-под огня его вынесли спасённые им бойцы. Он умер у них на руках.

Старший лейтенант Александр Ковалёв, прикрывая манёвр подчинённых, почти час вёл неравный бой с бандитами. Когда закончились патроны, Ковалёв пошёл в рукопашную, но не сдался в плен - он подорвал себя и окруживших его боевиков последней гранатой.

Так же поступил и старший сержант Олег Проценко. Раненный в ногу, он не мог сменить позицию и встретил подобравшихся к нему бандитов мощным взрывом...

Нынешний заместитель командира отряда подполковник Олег Лысых в том бою командовал группой спецназа.  Раненный и контуженный, он всё же вывел из окружения уцелевших бойцов. «Мысль была одна: как можно больше спасти пацанов, чувство страха уже отсутствовало, - вспоминает Олег Юрьевич. – Конечно, хотелось ещё чуть-чуть  пожить, но не верилось, что удастся выбраться. Из нашей группы 9 человек погибло. Уцелевших я вывел на группировку генерала Казанцева. Десантники обалдели, когда нас увидели: у меня от штанов спецформы одна штанина напрочь отлетела, вторая в грязи, в глине, в крови.  Все покалечены, легкораненые - тащили «тяжёлых»… 

Десантники помогли оказать первую помощь раненым, дали воды, накормили, а потом стали расспрашивать: «Почему же вы нам проход не обеспечили?» Что тут скажешь. Когда узнали, что нас всего 90 человек там билось, вопросов больше не было. Даже удивились, что такой немногочисленный отряд штурмовал высоту.»

Подполковник Соколенко, чья судьба тесно связана с отрядом, о сентябрьских событиях 99-го вспоминает всякий раз, когда затягивает очередную сигарету. Там, на высоте 715,3 он был уже почти без сознания, когда боец поднёс к его губам тлеющую папиросу, чтобы хоть как-то привести командира в чувство. С тех пор Александр Григорьевич курит. Его жена Елена при слове «Новолак» тихо вздрагивает. Она никогда не забудет, как их двухлетний сын, рождённый в один день с отцом, надрываясь, кричал: «Папа, папа!» В тот момент под Новолаком шёл бой и папа мысленно прощался с сыном…

***
Спецназовцы, навьюченные рюкзаками, пробираются по горным тропам. Ботинки вязнут в грязи и сырой прошлогодней листве… Влажный прохладный воздух… Туман… Неизвестность… Эти кадры повторяются вновь и вновь в любительских видеозаписях и фотоальбомах  - многие спецназовцы ведут свой архив, снимают и фотографируют на мини-камеры и мобильные телефоны.

Картинка вроде одна и та же – лес, бойцы, бездорожье, оружие… Но цена каждого такого снимка известна только тем, кто там был. Они точно помнят координаты запечатлённых мест, тропы, по которым шли сутками, помнят пережитые ощущения. Для них каждый такой выход – разный. Похожих не бывает, потому что война – это тоже творчество.

Подполковник Урлапов всегда учил своих подчинённых использовать военную хитрость и никогда не повторяться в своих действиях. Одна из таких уловок – «волчий крюк», когда спецназовцы делают вид, что преследуют банду, потом отступают и неожиданно для противника заходят с другой стороны. Ещё одно правило, проверенное боевым опытом, Павел Владимирович сформулировал так: «Вижу – стреляю, не вижу – не стреляю.» Каждый выстрел должен попасть в цель, а не выдать бойца, не обозначить его позицию.

А подполковник Лысых большое внимание на занятиях с бойцами всегда уделял азам выживания.  Например, спецназовцы частенько ходили на обед … в заброшенный виноградник рядом с расположением отряда. Там всегда водилось много аппетитных улиток.
«Я вовсе не издевался над пацанами, когда приучал их есть улиток или варить крыс, - поясняет Олег Юрьевич, - они должны были усвоить, что это вполне съедобный продукт, если его правильно приготовить. Мы порой неделями пропадаем в лесу, в горах, выполняя служебно-боевые задачи, поэтому надо быть готовыми ко всему и уметь использовать то, что даёт природа. А потом такие занятия – это ещё и психологический тест. По глазам заметно, кто как реагирует, кто готов к испытаниям, а кто попал в спецназ случайно, выбрал работу не по силам».

Уроки опытных наставников  бойцы по-настоящему оценили в боевых командировках. Статистика более чем красноречива.
Вот данные о результатах работы отряда только по Чеченской Республике. С мая 2000 года отряд работал в населённых пунктах Шали, Центорой, Халтуни, Урус-Мартан и других, выполнил 1868 боевых задач. Из них 490 специальных операций, 256 разведывательно-поисковых мероприятий, выставлено 246 засад, сопровождено 164 военных колонны. В результате обнаружено и изъято 167 автоматов, 194 охотничьих ружья, 26 пулемётов, 165 гранатомётов, 802 мины, сотни гранат, тысячи патронов. Уничтожено 17 баз боевиков, 196 схронов, 208 мини-заводов по переработке сырой нефти, 75 боевиков. По подозрению в причастности к незаконным вооружённым формированиям задержано 857 человек.

Среди самых диковинных трофеев подполковник Лысых вспоминает рукописную тетрадь учителя из Сержень-Юрта, который в поэтической форме вёл хронику событий чеченской войны, восхваляя «подвиги» Хаттаба и Басаева.

Спецназовцы выполняли задачи и в других регионах Северного Кавказа: в Карачаево-Черкессии, Кабардино-Балкарии, в Краснодарском крае.

8 августа 2008 года отряд подняли по тревоге. Спецназ никак не ожидали, что им предстоит выполнять задачи за границей – в Южной Осетии, но приказ есть приказ…  На следующий день спецназовцы  прибыли во Владикавказ, где ещё 5 дней провели в ожидании. Наконец, 14 августа, была поставлена задача – совместно с органами внутренних дел Южной Осетии обеспечить общественный порядок на территории республики, изъять оружие и боеприпасы у местного населения, пресечь диверсионно-террористические действия грузинской стороны.      
Работы предстояло много - разведдозоры,  выявление бандгрупп, промышлявших мародёрством и похищением людей, досмотр граждан, автомобилей, домовладений. Только за один день в населённом пункте Джава с трёх адресов было изъято 12 стволов оружия.

Подполковник Урлапов вспоминает, как на пути движения предполагаемых грузинских диверсантов его штурмовая группа выставляла две засады.  Заняв позиции, спецназовцы потеряли в ожидании двое суток.  Тогда Павел Владимирович решил применить военную хитрость – он снял обе засады, а через 20 минут приказал разведывательно-поисковой группе выдвинуться в обозначенный квадрат. Хитрость сработала. Противник вышел на местность, и спецназовцы быстро его  заблокировали. Кроме того, обнаружили схрон  с пятью гранатомётами и формой российской армии – видимо, диверсанты планировали принять облик российских военнослужащих и «отработать» по нашим пограничникам. 

За период  командировки в Южную Осетию спецназовцы выполнили 1428 задач (засады, передвижные КПП, выездные караулы, группы оцепления и др.), досмотрели 31167 граждан, 21367 автомобилей, 2961 домовладение, 110 человек задержали за мародёрство, изъяли 157 единиц стрелкового оружия, 56 гранат. Из Осетии отряд вернулся без потерь.

Юлия Афанасьева, военный корреспондент, специально для студенческой молодежи.
(продолжение следует)

Обновлено ( 14.11.2011 18:46 )