«РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РЕЛИГИОЗНОМУ ТЕРРОРИЗМУ»

Печать

Не случайно сегодня мы готовим к публикации статью нашего друга из Чеченской Республики. «Ночь перед Рождеством» (для тех, кто сдал ЕГЭ), в эту ночь по Н.В. Гоголю собираются все черные силы, чтобы «праздновать бал», НО ДОБРО всегда побеждает ЗЛО!

Так будет и в этот раз!

 

 

Сегодня экстремисты и террористы используют религию как прикрытие для разжигания ненависти, нетерпимости и апологии насилия не только в России, но и во всем мире. И это делает проблему соотношения политического насилия и религии особо острой и актуальной. Террористические акты, совершаемые представителями той или иной религии (а это, увы, можно сказать обо всех традиционных конфессиях), часто продиктованы не столько стремлением защищать веру от внешних посягательств (как это декларируют террористы), а стремлением к господству и власти.

В силу целого ряда причин, в массовом сознании, проявления современного терроризма нередко связывают с мусульманской религией. Исламу приписывают якобы присущие ему нетерпимость, воинственность и отрицание свободы. Характерно, что в этой извращенной оценке порой совпадают взгляды исламофобов западного мира и наиболее рьяных адептов крайнего прочтения ислама. И те, и другие – с разными, конечно, целями – пытаются уверить мир в том, что насилие, осуществляемое от имени мусульманской религии, и есть сущность ислама.

Действительность же и исторический опыт опровергают эти вредные постулаты. Даже при поверхностном взгляде становится очевидным, что в исламе как в вероучении не содержится ничего такого, что могло бы трактоваться как апология нетерпимости и насилия.
Между тем, террористы умело играют на чувствах верующих, используют любые формы недовольства, возникающие на религиозной почве конфликты для дестабилизации политической обстановки в нашем государстве. В Российской Федерации как многонациональной стране особую угрозу представляет разжигание ненависти и вражды между народами, ее населяющими. Религиозный терроризм превратился в одну из самых острых проблем, дестабилизирующих жизнь современного общества. В этой связи исследование идеологических, духовных, политических, социальных и иных механизмов противодействия религиозному терроризму сегодня представляется весьма актуальным.
Феномен «исламского терроризма» в средствах массовой информации стал своеобразным клише, ярлыком, который «вешается» на любой террористический акт, совершенный в Северо-Кавказском регионе или выходцами из его республик. Однако отдельным проблемным вопросам, связанных с пониманием, сущностью и содержанием феноменов «терроризм» и «религиозный терроризм», а также разработке механизмов противодействия террористической угрозе уделяется больше внимания на их силовое решение, что и обуславливает в целом достаточно низкую эффективность антитеррористических мер.
Попробуем на примере Чеченской Республики обобщить позитивный опыт противодействия и профилактики религиозного терроризма; критически оценить отношение традиционного мусульманского духовенства к проявлениям религиозного фанатизма, нетерпимости, радикальным учениям и ереси; определить роль и место образования и религиозного воспитания в системе мер профилактики религиозного терроризма; проанализировать региональные особенности противодействия религиозному терроризму.

УГРОЗА ИСЛАМА ИЛИ УГРОЗА ИСЛАМУ: ЛИДЕРЫ ТРАДИЦИОННОГО ИСЛАМА В БОРЬБЕ С РЕЛИГИОЗНЫМ ТЕРРОРИЗМОМ.

В настоящее время в средствах массовой информации, в научных публикациях, а зачастую и в политической практике очень часто встречается фраза «угроза, исходящая от ислама». Между тем, данное выражение является не только некорректным, задевающим религиозные чувства истинно верующих, но и формирует отношение недоверия, подозрительности и даже некоторой враждебности представителей других традиционных конфессий по отношению к мусульманам с одной стороны, и чувство некомфортности, противопоставления и отчужденности мусульман по отношению к представителям иных конфессий – с другой.     
На самом деле, только четкое следование исламской традиции позволит избежать межрелигиозной вражды и своевременно пресечь проявления безосновательной агрессии и бессмысленной жестокости. К сожалению, сегодня, ислам, для которого всегда были характерны умеренность, терпимость и способность к позитивному взаимодействию с другими конфессиями и культурами, поборники терроризма пытаются радикализировать, противопоставить всему остальному миру, разрушая, таким образом, не только межконфессиональный мир, но и внутреннее единство мусульманской уммы.
Этот процесс разрушительно сказывается на традиционном жизненном укладе миллионов мусульман, подрывает столпы веры, навязывает обществу представления и штампы, не совместимые с исламскими представлениями о благонравии и праведности, отрицательно влияет на умы и души молодых людей, отрывая их от веры их отцов и своих нравственных и духовных корней.
При этом в массовом сознании довольно распространенно заблуждение о том, что мусульманские религиозные лидеры и авторитеты отчасти солидарны с террористами. Между тем, существует значительное количество фетв и заявлений с осуждением террористов, совершивших страшные преступления, однако нередко они остаются незамеченными со стороны общественности и средств массовой информации. Целый ряд известных мусульманских ученных, среди которых Фетхуллах Гюлен, Ахмед Акгундуз, Аднан Октар (Харун Яхья), последовательно доказывают, что истинный мусульманин не может быть террористом, а террорист, в свою очередь, не является истинным мусульманином.
Известный исламский проповедник, доктор богословия Тахир Кадри уверяет, что «атаки смертников не дозволены в исламе. Эти действия суть не исламские… Убийство людей, вне зависимости от принадлежности к какой-либо религии или в силу их гражданства, а равно и терроризм во всех его проявлениях, вступают в полное противоречие с исламом». В марте 2010 г. Тахир Кадри выпустил фетву, осуждающую терроризм. В частности, богослов утверждает, что насилию, которое несет в себе терроризм, не может быть дано никакого человеческого обоснования или оправдания. Фетва Кадри приравнивает террористов-смертников к неверным. Между тем, он предупреждает и об опасности дискредитировать ислам путем неправильного употребления таких религиозных терминов как «шахид», «моджахед», «воин Аллаха» в отношении террористов. «Шахид» и «моджахед» суть истинно верующий, богобоязненный человек, для которого убийство является самым большим грехом. Использование же этих терминов в ином, отличном от религиозного смысле, по отношению к террористам, ведет к искажению истины и вносит путаницу в людское сознание.

Ради целей борьбы с ложными представлениями об исламе, в ноябре 2004 г. ряд правителей арабских стран во главе с королем Иордании Абдаллой II ибн аль-Хусейном подготовили Послание ко всему миру, в котором попытались разъяснить, что идеологическая и политическая платформы террористов не имеют ничего общего и не совместимы с истинной миссией ислама. Это обращение получило название «Амманского послания»:
«Мы осуждаем экстремизм сегодня точно так же, как его непримиримо клеймили и противодействовали ему наши предки на протяжении всей истории ислама. Они, как и мы в наши дни, исходили из одной ясной и непоколебимой истины: ислам – религия нравственных целей и средств их достижения, она ведет к добру и счастью для всех людей в этом мире и в загробном. Защищать ислам можно только нравственными методами, исходя из того, что в исламе цель не оправдывает средства. Основа отношений мусульман с представителями иных религий – мир».
Мусульманские государственные лидеры осудили любые формы и проявления терроризма, подчеркнув, что «экстремизм во всех его проявлениях чужд исламу» и «ни один человек, чье сердце наполнено светом ислама, не может быть злодеем и экстремистом». В то же время авторы «Амманского послания» обращаются к мировому сообществу с настоятельной просьбой отказаться от «злобной кампании шельмования, когда ислам изображают религией, поощряющей насилие и порождающей терроризм».
Ислам – это религия мира и согласия. К сожалению, в настоящее время в нее в значительном количестве была привнесена «политизированная ересь». Прикрываясь исламскими символами, идеологией, но кардинально меняя суть исламской религии, извращая термины и каноны, современные «моджахеды», а по существу – религиозные террористы, преследуют одну цель – захват власти с последующим установлением своих «законов шариата». А средством для достижения этой цели они выбрали «джихад» против «неверных», к которым они с готовностью относят также всех мусульман, не разделяющих их взглядов, и «мунафиков» (лицемеров), служащих государству неверных.
Террористические средства и методы, к которым они обращаются и пытаются «оправдывать» положениями Корана и Сунны, на самом деле являются бесчеловечными и заключаются в убийстве ни в чем не повинных людей.

Согласно положениям Корана, война представляет собой «нежелательную, вынужденную необходимость», обращение к которой допустимо и оправдано только в случае ее абсолютной неизбежности, при строжайшем соблюдении четко установленных моральных и гуманных законов и пределов ведения войны. В случае возникновения какого-либо конфликта мусульмане не могут начинать войну до тех пор, пока она не станет вынужденной необходимостью; вступать же в военные действия допустимо только лишь при нападении с противостоящей стороны, при отсутствии альтернативы военному решению конфликта. Верующим предписывается искать мирного разрешения и соглашения с противоборствующей стороной, вступление в войну разрешено только для обороны в случае открытой агрессии со стороны противника; мир всегда предпочтительней войны.

Коран предупреждает мусульман о том, что верующие обязаны всеми силами избегать ненужного применения насилия и не поддаваться на провокации: «И сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается с вами, но не преступайте [пределов], – поистине, Аллах не любит преступающих!» (смысл: Сура «Корова», 2:190).

В своем Откровении Всевышний повелевает верующим относиться с добром и к тем, кто не исповедует Ислам: «Не дает вам Аллах запрета быть справедливыми и благодетельствовать к тем, которые не сражались с вами из-за веры и не изгоняли вас из ваших жилищ,– ведь Аллах любит справедливых! Но Аллах запрещает вам брать в друзья тех, которые сражались с вами против вашей веры и изгнали вас из ваших жилищ и помогали вашему изгнанию...» (смысл: Сура «Испытуемая», 60: 8-9)

В Коране четко определены критерии взаимоотношений между верующими и представителями других конфессий: мусульманин должен относиться с благом ко всем людям и не брать себе в друзья лишь тех, кто проявляет враждебность к Исламу. Все же виды насилия и несправедливого применения силы, без вынужденной на то необходимости, не допустимы.
Благочестивому и всегда открытому душой мусульманину терроризм и экстремизм не только не присущи, но и противоречат его духовной и эстетической культуре. Исламская религия не приветствует террористические методы и средства достижения религиозных, политических и иных целей, более того – она отвергает их, считая неприемлемыми, бесчеловечными, антигуманными, противными Божественной воле и относит их к одной из разновидностей распутства.
Таким образом, угроза, которую представляет собой религиозный терроризм, совершенно очевидна, но эта угроза происходит не из ислама. Напротив, угроза направлена в первую очередь на самих верующих мусульман, поскольку в том случае, когда происходит искажение ислама, когда в него проникает ересь, а взамен идеологии созидания, гуманизма, нравственности, благочестия постулируются догматы о «вере любой ценой», это неизбежно приводит к возникновению политического движения террористического, человеконенавистнического толка. И самым действенным средством в борьбе против ложного ислама является ислам истинный.

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РЕЛИГИОЗНОМУ ТЕРРОРИЗМУ В ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ.

В Северокавказском регионе в целом, а в Чеченской республике в особенности, вопросы борьбы с проявлениями религиозного терроризма приобретают особую актуальность. Стало очевидным, что осуществлять эффективное противодействие распространению террористических лже-религиозных учений без активной поддержки со стороны исламского духовенства и мусульманской общественности практически невозможно.
Среди причин неприятия основной массой мирного населения Северо-Кавказских республик ваххабитской идеологии «чистого ислама» можно выделить главную - распространение среди местного мусульманского населения так называемого «народного ислама». И, соответственно, восприятие политики «исламизации по ваххабитским рецептам» как покушение на национальную культуру и идентичность.

Не претендуя на бесспорность выводов, можно констатировать, что опыт Чеченской республики в деле противодействия религиозному терроризму представляет несомненный интерес и может быть востребован и в других регионах Российской Федерации.

В современной России религия занимает все более важное место, а деятельность религиозных институтов и организаций охватывает все более широкий круг общественных отношений: духовных, культурных, политических, правовых. В первую очередь это связано с повышением активности верующих. И Чеченская республика в этом отношении не является исключением. 17 октября 2008 г. в сердце Грозного была открыта крупнейшая в Европе мечеть «Сердце Чечни». Мечеть стала не только символом Чеченской республики и любимым храмом всех мусульман Северного Кавказа, но и вошла в десятку победителей народного конкурса «Россия-10», заняв достойное место среди достопримечательностей – визуальных символов России.

Согласно статистике, в настоящее время 96% населения республики составляют мусульмане; еженедельно в мечетях Чеченской республики на пятничной молитве присутствует более 300 тыс. человек. На этот контингент прихожан в основном и направлены проповеди против ваххабизма и религиозного терроризма. Между тем, необходимо согласиться, что официальная мечеть способна стать оплотом традиционного ислама лишь в том случае, если ее контролируют мусульманские лидеры, способные не только читать правильные проповеди, но и жестко пресекать враждебную пропаганду, террористам гораздо удобнее вербовать людей не на улицах или рынках, а в местах молитвы».

Чтобы избежать распространения радикальных течений ислама, пропагандирующих насилие, необходимо осуществлять жесткий контроль над обучением в зарубежных исламских вузах. Конечно, полностью запрещать образовательные поездки за рубеж нельзя (как известно – запретный плод сладок), но возможно заключать договоры с теми исламскими центрами, которые преподают ортодоксальный ислам, и не ведут пропаганду террористической деятельности. В идеале наши граждане должны получать духовное мусульманское образование в России, а затем при необходимости проходить стажировки в арабских странах. Первостепенной задачей таких учебных заведений должно стать воспитание поколения мусульманской интеллигенции, способной активно участвовать в формировании высоконравственного общества.
Очень важно в таком государстве, как наше, поднять на достойный научный и духовный уровень следование религиозным традициям и привлечь к этой высокой цели богатый научный потенциал наших соотечественников. Определенные шаги в этом направлении уже сделаны в Чеченской республике.

Еще в далеком 1991 г. на базе медресе в селении Курчалой был открыт первый на Северном Кавказе Исламский институт. Сегодня Курчалоевский Исламский институт имени Ахмат-Хаджи Кадырова является центральным вузом для более, чем тридцати филиалов по всей республике. В медресе-филиалах учащиеся обучаются как духовным, так и светским наукам, и получают достойное начальное образование. Сам институт ежегодно принимает на учебу более пятисот желающих обрести религиозные знания.

В качестве примера можно также привести Российский исламский университет имени Кунта-Хаджи Кишиева, который был открыт в Грозном в августе 2009 г. Срок обучения в университете составляет пять лет. После окончания выпускники получат специальность «имам-хатыб» – преподаватель арабского языка и шариатских наук. Кроме того, при университете открылся новый заочный факультет теологии, планируется открытие факультетов журналистики, филологии и востоковедения. На сегодняшний день в университет обучаются 550 студентов, часть из которых – девушки. Несомненно, открытие университета отвечает интересам борьбы с религиозным терроризмом. Основной позитивный момент обучения российской мусульманской молодежи в исламских вузах и медресе, действующих на территории России, заключается, во-первых, в контроле за процессом обучения, а во-вторых, во введении единых и достаточно жестких критериев отбора абитуриентов (речь идет об успеваемости).

Помимо обучения студенты Российского исламского университета принимают участие в реализации программы духовно-нравственного воспитания молодежи. Так, в течение учебного года студенты проводят семинары по темам, касающимся духовно-нравственного воспитания с учащимися школ и других вузов. Кроме того, студенты РИУ привлекаются для проведения лингвистической экспертизы ввозимой на территорию нашей страны духовной литературы, осуществляют перевод и подготовку публикаций по религиозным тематикам.

По инициативе министерства Чечни по национальной политике, печати и информации в декабре 2012 г. был организован и проведен первый телемост между Российским исламским университетом и Российским православным университетом под названием «Ислам и Православие: общность этнокультурных ценностей». В ходе рассмотрения таких проблемных вопросов, как меры противодействия экстремизму, ксенофобии и религиозному терроризму, участники видеоконференции продемонстрировали полное единодушие относительно приоритета духовно-нравственных ценностей в исламе и православии и необходимости изучения истинных ценностей и мировоззрения этих религий. Полагаем, что реализация устного соглашения организаторов телемоста о создании межвузовского совета, проведении совместных исследовательских проектов и об обмене студентами между двумя вузами, несомненно, будет способствовать дальнейшему укреплению межэтнических и межрелигиозных связей среди молодежи.

Большое влияние на духовно-нравственное воспитание молодежи оказывает Духовное управление мусульман Чеченской Республики. В рамках реализации «Единой концепции духовно-нравственного воспитания и развития подрастающего поколения Чеченской республики» на 2013 г. были запланированы и реализованы циклы мероприятий (семинаров, разъяснительных бесед, районных и городских конкурсов), способствующих воспитанию потенциала национальной религиозной культуры в духовно-нравственном воспитании учащихся всех ступеней по темам: оздоровление духовно-нравственного состояния общества; ислам – религия мира и созидания; ваххабизм, экстремизм, терроризм – зло для чеченского общества; духовность, нравственность и патриотизм; религиозная этика как основа формирования нравственных ценностей человека и др..

Несомненно, духовно-нравственное воспитание молодежи будет способствовать укреплению межэтнического и межрелигиозного мира. Но куда более важным является проведение реальной политики, направленной на установление этноконфессионального диалога. Ради этих целей, в 2004 г. начались восстановительные работы в церкви Михаила Архангела в Грозном, а 23 апреля 2006 г. храм был вновь открыт для богослужений. Ежегодно, накануне празднования православной Пасхи в Грозном и различных районах Чеченской республики проводятся субботники по очистке и обустройству православных кладбищ. Руководство республики организует и приезд на празднование Пасхи бывших жителей Грозного, теперь проживающих в различных регионах нашей страны. «Сейчас наша задача – объяснить людям, что менталитет чеченцев – не терроризм, – отмечает Л. Т. Яндиева, начальник отдела социально-культурной деятельности Министерства культуры Чеченской республики, – Мы настроены на дружбу и диалог культур. Сейчас в республике работает восемь этнокультурных центров. Например, на масленицу выезжаем в Шелковской район к казакам. Новый православный храм строится в Науре».

Подводя итоги, хотелось бы отметить, что, не смотря на положительные результаты в деле борьбы с религиозным терроризмом, на достигнутом останавливаться нельзя. Лжепророки и эмиссары экстремистских и террористических религиозных организаций постоянно совершенствуют уже имеющиеся и вырабатывают новые методы вербовки своих последователей. Идет настоящая война за умы и души подрастающего поколения. А значит, необходимо и далее осуществлять широкую пропаганду знаний о мировых религиях через образование, средства массовой информации, организовывать на базе учебных заведений проведение «круглых столов», семинаров и конференций по вопросам противодействия религиозному и иным видам терроризма, с привлечением традиционного духовенства, тем самым способствовать налаживанию межкультурного и межрелигиозного диалога.
При этом нельзя по причине ложно понятой религиозной, национальной или политической корректности скрывать и замалчивать факты о том, что в рамках всех мировых религий на протяжении их многовековой истории существовали деструктивные секты, призывавшие своих адептов к экстремистским действиям. Не искаженные, а объективные сведения о таких сектах, методах их деятельности, догматах их вероучений, особенно важны для адекватной оценки той угрозы, которую несут в себе террористические организации религиозной направленности.


И так, терроризм в любых его проявлениях, а «религиозно окрашенный» терроризм – в особенности, является крайне сложным, неоднородным и многомерным феноменом. Соответственно, и противодействие ему должно оказываться на различных уровнях. Готовых универсальных «рецептов» антитеррористической борьбы до сих пор не выработано. Мир постоянно находится в состоянии уязвимости перед лицом террористической угрозы; тем более что проявления терроризма все время меняются, разрабатываются все новые методы и способы террористического воздействия.     
Аналогичным образом, должны меняться и способы противостояния этому злу. Вполне уместно сравнение борьбы с терроризмом с войнами, которые ведутся против бедности, преступности, наркомании, и в которых «противник никогда не сдается». Возможно, пока существует человечество, насилие (в том числе и террористическое) всегда будет сопутствовать ему. Но даже если полностью искоренить терроризм в ближайшей перспективе невозможно, то это отнюдь не означает, что антитеррористическая борьба лишена смысла и обречена на провал. Сегодня мы несем ответственность перед будущими поколениями и не можем себе позволить капитулировать перед лицом террористической угрозы. И не важно, какими знаменами прикрываются террористы, к какой религии и к каким идеям они апеллируют. Наоборот, эта борьба должна вестись самым активным образом.

Тактические методы противодействия терроризму (речь идет о силовых методах борьбы с террористами, блокировании финансовых потоков, разрушении организационных и коммуникационных террористических сетей), несомненно, являются весьма эффективными. Между тем, нельзя не заметить и их преходящего значения, поскольку эти действия хоть и наносят серьезный ущерб террористическим сетям, все же не затрагивают глубинных причин терроризма. Одними лишь силовыми методами и одноразовыми акциями победить терроризм не удастся.


Для полной и окончательной победы на фронте борьбы с терроризмом, надо выиграть битву в тылу – за умы, сердца и души людей. Необходимо в первую очередь ликвидировать условия, позволяющие террористам, какими бы идеями они не прикрывались, вербовать новых сторонников своего преступного дела. «Корни террористического движения XXI века … нельзя выкорчевать простыми топорами. Кроме военных и социальных усилий, это потребует напряженной интеллектуальной и религиозной работы – возможно, межконфессионального движения, призванного определить истинные пути к Богу, которое переубедит столько же новообращённых террористов, сколько военные смогут найти и уничтожить». И мы вполне солидарны с этим. Известно, что самых фанатичных адептов террористических организаций гораздо проще и быстрее обнаружить «в хороших школах и в Интернете, чем в трущобах. Они являются участниками романтизированного движения, ведомого религиозной доктриной, поэтому нам нужно удвоить усилия, чтобы расшатать интеллектуальный фундамент этого движения и остановить приток новых террористов».

Лучшее средство в борьбе с религиозным терроризмом – знания. Знания об истории своей страны, о ее культурном и религиозном пути, об истории своей малой родины, об основах всех мировых религий помогут молодым людям критически оценить навязываемые им деструктивные лже-религиозные учения и сделать правильный выбор в пользу официальной религии (будь то ислам или православие), государственной идеологии и национальной и религиозной толерантности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Амманское послание.
2. Афанасьева Ю. Цена мира, или сегодняшний день Чеченской республики.
3. Кто истинные друзья мусульман России? // Наука и религия. 2012. № 12.
4. Мажидов У. Х. Противодействие экстремизму на Северном Кавказе: тенденции и инновации // Правовая система России: традиции и инновации: Материалы X всероссийской научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 25–27 апреля 2013 г. /
5. Малашенко А. Исламская альтернатива и исламистский проект. М.: Весь мир, 2006.
6. Октар А. У терроризма нет религии.
7. Пенн М. Дж., Залесн К. Э. Микротенденции. Маленькие изменения приводящие к большим переменам. М.: АСТ, 2009.
8. План работы централизованной религиозной организации «Духовное управление мусульман Чеченской Республики» на 2013 г.
9. Темуркаев Р. Чеченская пасха.
10. Эмануилов Р., Яшлавский А. Терроризм и экстремизм под флагом веры. М.: Наука, 2010.
11. Эмиссары беды: исламизм на Северном Кавказе // Наука и религия. 2010. № 12.
12. Gulen F. Toward a Global Civilization of Love & Tolerance / Foreword by T. Michel. New Jercey: Light, 2004.
13. In Pakistan, anguish and questions // The Washington Post. 2009.


Мажидов Адам Алиевич, Ростовский юридический институт МВД РФ,  Ростов-на-Дону.


 

Сегодня экстремисты и террористы используют религию как прикрытие для разжигания ненависти, нетерпимости и апологии насилия не только в России, но и во всем мире. И это делает проблему соотношения политического насилия и религии особо острой и актуальной. Террористические акты, совершаемые представителями той или иной религии (а это, увы, можно сказать обо всех традиционных конфессиях), часто продиктованы не столько стремлением защищать веру от внешних посягательств (как это декларируют террористы), а стремлением к господству и власти.

Обновлено ( 09.01.2014 09:57 )