«Педофил Explorer»: детей совращают под носом у родителей

Печать

«У российских правоохранительных органов практически отсутствуют рычаги, позволяющие привлекать к ответственности за преступления, совершенные в Интернете: будь то пропаганда экстремизма, распространение детской порнографии или посягательства на сексуальную неприкосновенность детей и подростков», — заявила член Общественной палаты, лидер правозащитного движения «Сопротивление» Ольга Костина 4 февраля на общественном совещании, посвященном борьбе с интернет-угрозами.

Совещание прошло в рамках Недели безопасного Рунета, являющейся официальной российской частью международных мероприятий Дня безопасного Интернета (Safer Internet Day), учрежденного по инициативе Европейской Комиссии.

По словам Ольги Костиной, МВД и Прокуратура активно реагируют на сигналы о правонарушениях во всемирной сети, но при этом могут только разводить руками.

«Однажды мы попытались использовать американскую технологию поимки педофилов „на живца“, — рассказывает Костина. — Наш профессионально подготовленный сотрудник под видом ребенка вышел в сеть и начал там переписку, в результате которой мы легко вышли на одного педофила. Но у прокуратуры не нашлось инструментов для того, чтобы пресечь его деятельность. Педофил продолжает резвиться в сети».

Член Общественной палаты настаивает на скорейшем принятии поправок в законодательство, которые позволили бы предупреждать интернет-преступления и привлекать к ответственности виновных. «Кое-кому невыгодно, чтобы эти действия юридически перешли в разряд криминальных. Это серьезное лобби, располагающее большими деньгами, которое имеет своих представителей повсюду, — заявила Ольга Костина. — Тем не менее, мы будем добиваться норм закона, пресекающих преступления против детей не только в реальном, но и в виртуальном пространстве».

С ней согласен Павел Гусев, возглавляющий в Палате Комиссию по информполитике. «В современной Европе Россия — единственная страна, которая законодательно не участвует в интернет-пространстве. Мы, журналисты, отстаиваем наш закон о СМИ, потому что он помогает работать нам в правовом поле. Почему тогда некоторые представители интернет-сообщества так сопротивляются появлению закона об Интернете?»

Вот и член Комитета Госдумы по информполитике Ольга Носкова недоумевает, почему законодателей, пытающихся навести порядок в сети, сразу обвиняют в нападках на свободу слова. «Как только мы создали рабочую группу по разработке проекта закона об Интернете, на нас посыпались обвинения в том, что мы хотим надеть намордник на Интернет, — рассказывает Носкова. — Но наши „обвинители“ даже не попытались узнать, что именно мы хотим предложить». Депутат добавила, что «в ближайшее время рабочая группа представит первый вариант законопроекта на обсуждение общественности».

В свою очередь, советник Председателя Конституционного суда России Владимир Овчинский напомнил, что наша страна не только не имеет собственного закона об Интернете, но даже не участвует в важнейших международных соглашениях, направленных на защиту детей. Россия почему-то не подписывает ни Конвенцию Совета Европы о защите детей от эксплуатации и посягательств сексуального характера, ни Конвенцию СЕ о противодействии торговле людьми. «У нас некоторые депутаты даже не слышали о таких, — возмущается Овчинский. — Более того, тексты конвенций долгое время не были переведены на русский язык».

Между тем, в России за последние пять лет количество преступлений против детей возросло в 25 раз — такие данные привел Владимир Овчинский, сославшись на СКП. По его мнению, значительная часть подобных преступлений связана с Интернетом. «Помимо распространения в сети детской порнографии, с помощью Интернета происходит принуждение детей к сексуальным отношениям, пропагандируется употребление наркотиков, распространяются инструкции экстремистского содержания, а также демонстрируются сцены насилия», — добавил советник Председателя Конституционного суда.

Не дожидаясь позитивных сдвигов на законодательном уровне, общественные организации совместно с игроками интернет-индустрии действуют доступными им способами. Например, уже около полутора лет работает «горячая линия» Центра безопасного Интернета в России, куда граждане могут передавать информацию о противоправном интернет-контенте. По словам координатора Центра Урвана Парфентьева, половина жалоб населения имеет под собой основания. Центру совместно с провайдерами удалось закрыть 90% обнаруженных ресурсов с противоправной информацией.

Кроме того, в настоящее время интернет-провайдеры начинают внедрять такую услугу, как фильтрация контента для детского пользования. Отфильтровать Интернет могут только по запросу родителей и в соответствии с возрастом ребенка. Этот способ фильтрации называется «белыми списками». В «белые списки», в отличие от «черных списков», попадают не «провинившиеся» ресурсы, а, наоборот, сайты с безупречной репутацией. Такой способ фильтрации существенно сужает просторы Интернета, но зато ни порнографии, ни педофилов в такой сети точно не будет. Критиков у «белых списков» хоть отбавляй, но предложить альтернативный механизм защиты детей они пока не могут.

Защитой детей, в том числе и от интернет-угроз, всерьез займется Общественная палата. По словам Ольги Костиной, недавно созданная в Палате межкомиссионная рабочая группа по проблемам детства и молодежной политике будет работать над продвижением законопроектов, совершенствующих законодательство о защите детей. «У Общественной палаты и гражданского общества тоже есть свое лобби в парламенте», — подчеркнула Костина.

Общественная палата Российской Федерации

www.oprf.ru

Обновлено ( 05.02.2010 15:03 )