Молодежь и Чистый Интернет

Пропаганда алкоголизма и наркомании, терроризм и экстремизм, детская порнография, мошенничество, насилие - мы против этого в Интернете и в жизни!

«ВЯТИЧИ». СПЕЦНАЗ В ЛИЦАХ. (часть 3, окончание)

Печать

«Конечно, приходится жить вдали от семьи довольно продолжительное время. Отдаваясь работе, об этом немножко забываешь… Я очень скучаю за женой, за детьми. Они у меня растут неплохими парнями.

Но воспитание в основном по телефону. Я хотел бы передать привет жене. Алёна, крепись. Всё будет нормально. Ребята растут, слава Богу, здоровыми. Так что всё у нас будет хорошо!»  Пять лет назад я записала этот видеопривет подполковника Соколенко, когда готовила  репортаж для телепрограммы в одной из командировок на Кавказе. Прошли годы, Александр Григорьевич сменил много должностей, ещё больше мест службы, но привет жене по-прежнему актуален. Они видятся только в отпуск, когда глава семьи приезжает в родной город. С ним у них связано всё – семейная жизнь, рождение детей, военная служба. В конце 90-х Александр Соколенко служил в отряде командиром группы, Елена – санинструктором. После академии Александр Григрьевич снова вернулся в родную часть. В отряде он получил свой боевой краповый берет, орден Мужества, контузию… Его самые светлые и самые тяжёлые воспоминания связаны с «Вятичем»…

В квартире семьи Соколенко по-офицерски просто и уютно. На полке серванта две фотографии: на одной – Александр Григорьевич с орденом Мужества, на другой – старший сын Олег, первокурсник Новосибирского института внутренних войск.  Пьём чай на кухне за круглым столом. Елена рассказывает, как ждала мужа из командировок, как молилась, чтобы он возвращался живым и здоровым, как любила и верила, что всё будет в порядке, а младший сын, плечистый семиклассник Илья, уплетая очередной кусок  торта, на вопрос о будущей профессии уверенно заявляет, что будет служить в спецназе. Как папа.
*   *   *
Заместитель командира группы капитан Максим Близнюк всегда хотел быть похожим на своего отца, в пилотке и армейском ремне, затянутом в три обхвата,  любил щеголять по улицам своего гарнизонного детства. Максим родился в Германии, его брат – на Украине, сестра – в Кабардино-Балкарии. Типичная география  военной семьи. Жили в городках, играли в войну, дружили с бойцами… В начале 90-х отец перешёл на службу во внутренние войска. Началась война, командировки… Вскоре и мама решила устроиться в часть. 15-го марта 1996 года, в день первого выхода на службу, она получила известие о гибели мужа. Так и переняла эстафету. Сейчас служит в Чечне в комендатуре. Старший прапорщик. Брат Максима тоже офицер – в Новочеркасске. Видятся в основном в командировках. Династия.

Максим Близнюк – офицер из молодого поколения отряда. Статный, грамотный, преданный делу. Это  дело он выбрал по зову сердца, по зову крови. И не смущает кочевая жизнь, неуют палаточного быта в ПВД, риск спецназовской профессии…

Максим часто приводит в отряд своего трехлетнего сына – тоже Максима. Малыш уже знаком с папиными командирами и подчинёнными, тянется к камуфляжу и знает, что краповый берет трогать нельзя, пока сам не сдашь на него экзамен. Когда-нибудь он его обязательно сдаст.
*   *   *
«Вот сейчас вырежу своему бойцу головной убор, надо только с исторической фотографией сверить, как тогда носили», - майор Теляков, бережно придерживая липовую чурку, мастерски работает резцом. Впрочем, в руках у него уже и не чурка вовсе, а боец внутренней стражи образца 1812 года. У Михаила Валерьевича резьба по дереву вместо обеда, за любимым занятием он привык отдыхать. Его работы можно продавать за бешеные деньги. И заказчики есть, только он для отряда старается, вернее – для музея боевой славы. Здесь уже целая коллекция таких фигурок. Майор Теляков – начальник группы по работе с личным составом, главный хранитель музея и традиций отряда. В войсках он с незапамятных времён, поэтому молодые офицеры ласково величают его «дедом».

Михаил Валерьевич, сдвинув на нос затемнённые очки, продолжает резать фигурку и неторопливо рассказывает о своих сослуживцах. Он с ними сквозь огонь и воду прошёл, и в бою чуть ли не каждого видел, и в быту, и в семейном кругу.  Узнаю из разговора, что многие офицеры отряда прошли здесь все ступени от рядового до подполковника. Так, Павел Владимирович Урлапов до армии работал в грозненском депо. От бойца-срочника до заместителя командира отряда прошёл все должности ступенька за ступенькой.

Командир группы старший лейтенант Дмитрий Михайлов – перспективный молодой офицер, которого Михаил Валерьевич тоже помнит ещё с солдатскими погонами, помнит, как он сдавал на берет, как радовался, что прошёл это испытание…  Кстати, старший лейтенант Михалов – «коллега» майора Телякова.  Он тоже рукодельник – всерьёз увлекается макраме.

Такие вот  неожиданные увлечения у спецназовцев…
Уже вечереет, а Михаил Валерьевич, по привычке засиживаясь в своём кабинете, не спешит меня выпроваживать. О многих ещё нужно рассказать.

Капитан Тапио – тоже «доморощенный», тоже пришёл в отряд ещё срочником. Отважный офицер. Десятки боевых выходов. Два ранения…

Капитан Григорий Ширяев. Герой России. Погиб в прошлом году. Когда в отряде создавался музей и военнослужащих попросили принести что-нибудь в качестве экспонатов, Григорий первый откликнулся и принёс … свой берет. Наверное, приметы всё же сбываются. Берет и сейчас в музее рядом с другими вещами Григория. Здесь же номер газеты «Голос Ичкерии», повязка шахида с арабской вязью, пустой магазин младшего сержанта  Прокофьева, нож рядового Селиванова, пропитанный грязью и кровью военный билет наводчика БТР рядового Аксёнова, разгрузка рядового Мулаянова.     

Марат Мулаянов – последняя потеря отряда. В июне прошлого года в ходе боя солдату прострелили обе руки и обе ноги. Что стоило ему дожить до утра, известно только Богу или Аллаху – кому-то из них, наверняка, молился Марат. Утром его погрузили  в вертолёт. Друзья шутили, подбадривали, дескать, полгода на костылях погоняешь, а потом в строй вернёшься. Через день в Ханкале, в госпитале ему ампутировали обе ноги, а потом не выдержали почки, и остановилось сердце.

Нашу беседу с майором Теляковым прерывает вечерняя поверка:
- Лейтенант Козловский.
- Пал смертью храбрых за свободу и независимость Отечества – Российской Федерации.
- Рядовой Ветров.
- Пал смертью храбрых…
- Рядовой Сологубов.
- Пал смертью храбрых…

Солдатское многоголосие эхом разливается в сумерках. Список кажется бесконечным. Полсотни погибших за 13-летнюю историю отряда…

Михаил Валерьевич показывает новенькие, только что привезённые из типографии баннеры с текстом «Молитвы воина спецназа». Эти плакаты спецназовцы возьмут в командировку, чтобы повесить в каждой палатке:

«Господи! Я благодарен Тебе за ту участь, которая мне выпала служить Тебе и Родине в спецназе! Прости мне мои прегрешения и дай мне силы преодолеть все трудности испытания, которые выпадут мне на моём жизненном пути. Дай мне силы преодолеть страх и отчаяние, дай мне чистое сердце, твёрдую руку, недрёманное око и ясность мысли. Не дай мне, Господи, дрогнуть в трудную минуту и оставить товарища своего на поле боя. Дай мне, Господи, с честью исполнить моё служение во славу имени святого Твоего. Избавь меня, Господи, от внезапной гибели, ранения, пленения, но да будет святая воля Твоя  во всём. Но если настигнет меня мой смертный час на поле боя, дай мне силы встретить его с мужеством и отвагой, которая подобает воину Спецназа. Аминь.»
*   *   *
Офицеры отряда записали  мне на диск множество своих фотографий, сделанных в командировках.  Рассматриваю снимки. У подножия заснеженной горы, словно сказочные домики в голубой дымке притаились армейские палатки. На другой фотографии – прекрасные нежные цветы, похожие на подснежники… дальше – раненый боец, зажмуривший глаза от боли, видно, что от его левой ноги осталась лишь острая торчащая кость, а рядом оторванная ступня в сбившейся портянке, следующий кадр – убитый боевик с удостоверением чемпиона мира по тайскому боксу… И зачем его в горы потянуло?..

На этих фотографиях – истина жизни без прикрас и мишуры: дивная красота, дарованная природой, и ужас близкой смерти. И всё в одном месте, в одно время…
Как в стихотворении Виктора Бокова:
«…Да здравствует амплитуда:
То падаешь, то летишь!...»

Жизнь, которой каждый день живут бойцы спецназа. Эта амплитуда, наверное, и есть образ жизни спецназа.

Юлия Афанасьева, военный корреспондент, специально для студенческой молодежи.

 

Комментарии (1)Add Comment
0
"Господи! Я благодарен Тебе за ту участь, которая мне выпала служить Тебе и Родине в спецназе!"
Автор: П.Дудник, студент, Волгоград , 23 Ноябрь, 2011
А продолжение - будет?????
Надоело смотреть и слушать "небылицы" по ТВ, Ваши статьи - это не придуманные истории, а "жизнь, как она есть".
Жду сам и зову товарищей. У нас один ПК на троих. Это у Мити - на каждого, а за 1780 р. стипендии, даже в Эльдорадо можно купить только шнур от розетки.
Но мы Вас читаем.
Многие наши родители и старшие братья были в Чечне в составе 20 дивизии у Рохлина. Многие погибли или получили увечья, поэтому нам интересно знать - не зря ли это было, а еще - "кто виноват"!
Пожаловаться
Голос -
Голос +
Голоса: +3

Написать комментарий
меньше | больше

busy
Обновлено ( 16.11.2011 15:44 )  
Ты здесь: Главная Новости Аналитика «ВЯТИЧИ». СПЕЦНАЗ В ЛИЦАХ. (часть 3, окончание)